Невидимки. Разновидности технологии подстав  

Невидимки. Разновидности технологии подстав

Кандидата-подставу, в отличие от двойника, посторонний глаз не обнаружит. Это как самолет-невидимка. Подчас и специалисту-технологу приходится поломать голову, чтобы выявить его среди многочисленной гвардии соперников-кандидатов, чтобы определить, кто и зачем подставу выставил. Нередко тайна подставы так и остается тайной – до тех пор, пока уставший пиарить избирательный технолог не вздумает писать мемуары о своих подвигах. И только тогда изумленной общественности вдруг открывается, что губернатор N, этот образец политического целомудрия и честности, оказывается, был избран в результате использования чёрных технологий.

Впрочем, в большинстве своем относить избирательные технологии, связанные с выдвижением кандидатов-подстав, к черному пиару, нет никаких оснований. Я бы даже поостерёгся называть их некорректными.

Сейчас я назову наиболее распространенные виды подстав – судите сами об их некорректности.

Подстава-страховка

Третий срок подряд возглавляет Московскую городскую думу милейший Владимир Михайлович Платонов. И на всех трех выборах он непременно выставляет кандидата-подставу - одного и того же человека, Андрея Прияткина, видимо своего хорошего знакомого.

Зачем он это делает? С одной очевидной целью: подстава нужна Владимиру Михайловичу как страховка на случай возможной попытки его конкурентов сорвать выборы. Случаи, когда соперники сильного кандидата договаривались между собой и согласованно сходили с дистанции, практике известны. Известно и то, к чему это приводило: выборы как безальтернативные признавались несостоявшимися.

Можно выдвинуть Прияткина. А можно и Пушкина. Ну, не натурально Александра Сергеевича, а скажем Пушкина Геннадия Георгиевича или Пушкина Геннадия Анатольевича.

Нет, я не шучу, насчет Пушкиных. Названные господа по очереди выдвигаются в качестве подстав сановных кандидатов в калужские губернаторы. В 1996 г., страхуя действующего губернатора Сударенкова, Геннадий Анатольевич Пушкин баллотировался в губернаторы, а Геннадий Георгиевич в паре с ним - в вице-губернаторы. А в 2000 г., теперь уже страхуя преемника Сударенкова, Пушкин Геннадий Георгиевич пошел первым номером, а Пушкин Геннадий Анатольевич – вторым, вице, значит. Если вицев отменят, интересно какой из Пушкиных будет баллотироваться в третий раз?

Вроде как-то слух режет – Пушкин, и вдруг кандидат. Но в то же время никто не скажет, что губернатор прикрывается каким-то замухрышкой. Самого Пушкина пригласил!

Что же грязного в такой технологии? Абсолютно ничего. Просто – это самая банальная тактическая уловка, позволяющая кандидату вполне легально выкрутиться из критической ситуации. Не знаю, повернется ли у кого язык назвать подобную тактическую уловку нечестным приемом.

Ресурс-подстава

Несовершенство избирательного законодательства часто ставит кандидатов в такое положение, что поневоле приходится действовать по принципу: хочешь жить - умей вертеться. Не схитришь – проиграешь.

Ранее уже говорилось о том, что в некоторых регионах местные законодатели настолько урезали избирательные фонды кандидатов на выборные должности в исполнительную и законодательную власть, что никакой избирательной кампании там проводить просто невозможно. Вдумайтесь, что означает слово кампания применительно к выборам. Две листовки и трехминутный клип по кабельному ТВ, прокрученный полтора раза, – это кампания!?

Можно ли честно провести кампанию кандидата в мэра города с населением под сто тысяч, если фонд кандидата всего 600 долларов?

Любой специалист скажет: нельзя. Один компьютер со всеми необходимыми прибамбасами, которые должен приобрести штаб, чтобы работать на современном, а не на пещерном уровне, стоит больше. Да что там компьютер? На чай-кофе сотрудникам штаба этих денег по большому счету не хватит.

Что же делать? Понятно что – жульничать. Что все и делают.

Только одни жульничают без затей, маскируя, как могут, свои траты черного нала и одновременно всячески ублажая руководство окружного избиркома. Вариант очень опасный. Потому что нет гарантии, что ублажишь – а значит, в любой момент можешь слететь с дистанции.

Другие же нашли оригинальный выход из положения: выдвигают кандидатов-подстав. Выдвинул кандидат сам себя, да еще уговорил выдвинуться двух-трех своих приятелей - и средства, которые можно тратить на его избирательную кампанию, возрастают в два-три раза. Причем, все законно, можно председателю избиркома в рот не заглядывать. Что же касается некоторых неудобств, связанных с использованием средств из как бы чужого фонда, то и юридически, и технологически все это вполне решаемо.

Вот вам еще один пример благопристойной некорректной технологии. Думаю, что и тут никто не осмелится осуждать кандидата, выдвинувшего подстав. Осуждать надо безголовых законодателей, которые вынуждают честных людей заниматься подтасовками.

Подстава-критик.

Этот вид подставы обычно выставляет против своих конкурентов кандидат, который разыгрывает образ сильной личности (победителя) и которому не с руки критиковать соперников, потому что критика в массовом сознании воспринимается как разновидность сутяжничества, никак не стыкующегося с образом победителя.

За «сильную личность» отдувается подстава. Именно он озвучивает через СМИ и листовки всю критику, все словесные атаки на конкурентов, позволяя «победителю» оставаться в белых перчатках, вне склок и малоприятных кандидатских разборок.

«Критик», как правило, выставляется для разрушения положительного образа наиболее сильного конкурента (иногда двух, но не больше). Он не должен превращаться в критикана, хающего всех и вся. Его нападки на соперника должны быть конкретными и адресными, только тогда они будут восприниматься избирателями как конструктивная критика.

Разновидность подставы-критика - подстава-терминатор. Этот лже-кандидат «достает» кандидата-жертву не только через СМИ, но и путем непосредственного контакта на встречах с избирателями и на других массовых мероприятиях, в которых участвует жертва. Эффективнее всего у терминатора получается преследовать кандидата, являющегося действующим представителем власти, действующим депутатом. У действующих всегда можно отыскать ошибки и недочеты в работе – они-то и поднимаются на щит прилюдной критики. Постоянно «сопровождая» и «разоблачая» жертву, терминатор может полностью нейтрализовать программу встреч «заказанного» кандидата с избирателями, сделать его появление на людях невыносимой пыткой. Конечно, критика жертвы не должна быть огульной, её надо подкреплять фактами и документами, иначе действия терминатора в конце концов начнут восприниматься как незаслуженное преследование хорошего человека.

И опять вопрос: если человека, претендующего на власть, есть за что серьезно критиковать, если в его биографии и деятельности есть черные пятна, если критика в его адрес высказывается официально и аргументировано, - можно ли считать предлагаемую (признаем: немного необычную) форму организации такой критики аморальной, можно ли говорить, что в ход пошли черные технологии?

Однозначно отвечать на этот вопрос утвердительно я бы не стал.

Подстава-однопольник.

Это – наиболее часто используемая разновидность рассматриваемой технологии. Лже-кандидата здесь выдвигают с целью растащить голоса базового электората конкурента. Следовательно, надо подыскивать и выдвигать в качестве подставы человека, выступающего в той же номинации, что и «заказанный» кандидат, работающего на одном с ним электоральном поле, т.е. однопольника.

Против коммуниста-зюгановца выдвигают коммуниста-ампиловца, против героя-афганца выдвигают участника чеченской войны, против директора школы – заслуженного учителя РФ и т.д.

В качестве электоральной конкурирующей среды здесь можно рассматривать имидж кандидата, его профессию, территорию (или часть её) избирательного округа и др. – всё зависит от предвыборной ситуации и фантазии избирательного технолога.

В отличие от «критика», действующего обычно в качестве единоборца (один против одного), «однопольников» иногда выставляют пачками. Мне известен случай выставления штабом кандидата в губернаторы сразу шестерых подстав-однопольников. Причем, трое из них были выставлены в одном из крупных районных центров губернии. Из этого города был родом главный соперник кандидата-заказчика, и хотя в родном городе его не очень любили, анализ электоральных настроений показывал, что он может набрать здесь рекордное количество голосов, потому что город традиционно голосует по принципу «чужие здесь не ходят», т.е. голосует преимущественно за «своих». Вот и было решено в этом городе выставить еще троих авторитетных «своих». Нигде, кроме этого города, агитация за подставных кандидатов не велась. Здесь же она развернулась в полную силу. Замысел удался. Вместо ожидаемых 40 тыс. голосов своих земляков, соперник заказчика получил всего 4,5 тысячи, пропустив вперед все три подставы, заодно и заказчика.

Есть ли тут грязь? Можно ли назвать описанные действия черной технологией? Не уверен, что это было бы справедливо. Правильнее, на мой взгляд, расценить описанные действия как тактическую хитрость. У вас может быть другой взгляд на такие вещи. Что ж, это ваше право…

Хотя если объявить войну тактическим хитростям, то в хоккее надо запретить все обводные финты. Но кому нужен будет такой хоккей? «Нам такой хоккей не нужен!» (Н.Озеров).

Выходит, что подставами зря пугают обывателя? Что это вполне корректные технологии? Что тут всё чисто?

Слукавлю, если отвечу на эти вопросы положительно. Есть среди технологий с подставами одна сомнительная, попахивающая провокацией. Скажу о ней несколько слов.

Спарринг-подстава

В боксе спарринг-партнер используется для того, чтобы кулачный боец на живом человеке, а не на кожаной груше с опилками отрабатывал свое мастерство.

В избирательном искусстве спарринг-подстава нужна для того, чтобы обозначив (сымитировав) на электоральном ринге бой «между гигантами», выбить из сюжета кампании всех остальных игроков. Кампания ведется так, чтобы были заметны только два кандидата, остальных искусственно превращают в фоновых.

Приведу пример. На недавних выборах в Законодательное собрание одного южного региона России против независимого кандидата Щ. его соперник предприниматель К. , поддерживаемый «Единой Россией», выдвинул две подставы: одна - директор предприятия, а вторая – рабочий подконтрольной фирмы. Работягу выдвинули в качестве «критика», он должен был обеспечивать разъяренный «лай» на кандидата Щ., но только в том случае, если выдвижение директора себя не оправдает. А вот директора выдвинули в качестве спарринг-подставы затем, чтобы разыграть избирательную кампанию по сценарию «сюжет для двоих».

Помните, как с помощью американских консультантов похожий сценарий был разыгран на президентской кампании-96, когда из сюжета кампании удалось выбить всех игроков, кроме Ельцина и Зюганова? Правда, конфигурация той кампании была такова, что подстава не потребовалась – роль спарринг-партнера Ельцина естественным образом отрабатывал лидер российских коммунистов.

В данном же случае предприниматель и директор имитировали борьбу друг с другом, чтобы вытеснить из сюжета кампании кандидата Щ. Благодаря технологически грамотным действиям штаба кандидата Щ. этот сценарий был сорван. Директору пришлось досрочно снять свою кандидатуру, и борьба развернулась между реальными соперниками, под запланированный «лай» работяги-подставы на «заказанного» Щ.

Подстава-провокатор

Да, с провокационной целью выставляются не только двойники, но и подставы. Правда, по сравнению с описанным выше двойником Тиханова кандидаты-подставы, о которых мне приходилось слышать или читать, вполне безобидные тихони.

В частности, в книге уральского авторского коллектива из «Bakster Group» (Гусев, Матвейчев и др.) «Уши машут ослом» описана ситуация, в которой против действующего мэра бакстер-группешники выдвинули сразу восемь подстав. Причем, троих – с явно провокационной целью. Их кампании специально были подведены под скандальные снятия с дистанции, в результате чего инициаторами авантюры была успешно проведена многоходовка по дискредитации действующего мэра, невинно обвиненного в использовании административного ресурса против соперников.

Заканчивая разговор о видах подстав, отмечу два фактора.

Первый. Лишь иногда отмеченные выше номинации подстав задействуются изолированно. Чаще один подставной кандидат выполняет сразу несколько функций – он и ресурс-подстава, и критик, и однопольник.

И второй фактор. Несмотря на нечистоплотность всего одной из шести рассмотренных технологий, работа со всеми без исключения подставами весьма некомфортна как для кандидата-заказчика, так и для самих подставных кандидатов. Ведь что ни говори, в массовом сознании тактическая хитрость на выборах – это все равно обман, все равно плутовство. Кому приятно услышать, особенно от близкого человека: - Ну и фрукт же ты, Петя!


8770308020321177.html
8770353096571788.html
    PR.RU™